Новый тройственный союз: Россия с Казахстаном и Узбекистаном объединяются

Новый тройственный союз: Россия с Казахстаном и Узбекистаном объединяются

Президенты России и Казахстана Владимир Путин и Касым-Жомарт Токаев обсудили создание «тройственного газового союза» с Узбекистаном, заявил пресс-секретарь казахского лидера Руслан Желдибай.

«В ходе переговоров в Кремле президентов Казахстана и России речь шла о создании „тройственного газового союза“ в составе России, Казахстана, Узбекистана с целью координации действий при транспортировке российского газа по территориям Казахстана и Узбекистана», — написал он на своей странице в соцсети.

По его словам, Путин и Токаев согласились, что нужно провести детальные трехсторонние консультации с участием экспертов для поиска рационального решения с учетом интересов всех сторон.

Ранее Токаев по итогам встречи с российским премьер-министром Михаилом Мишустиным, сказал, что Путин на переговорах поднимал тему «тройственного союза», но казахстанской стороне нужно «вникнуть в тему», чтобы прийти к нужным результатам.

Кроме того, казахстанский лидер рассказал, что в отношениях РФ и Казахстана есть вопросы, требующие переговоров, в частности, газовая сфера, но Астана не драматизирует ситуацию.

«Да, есть вопросы, которые требуют дополнительного согласования и даже переговоров. В частности, речь идет о газовой сфере. Но здесь мы не драматизируем», — отметил он.

«Я только что сказал Владимиру Владимировичу, что такие вопросы имеются. Они требуют обсуждения, но абсолютно без какой-либо драматизации. Это рабочие вопросы. И я уверен, что мы достигнем соответствующих договоренностей», — подчеркнул Токаев.

О чем все-таки речь? Пока нет никаких подробностей. Единственное, что пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков заявил, что идея создания «тройственного газового союза» еще будет оформляться, при этом, по его словам, маршруты поставок энергоносителей в этом регионе чрезвычайно актуальны.

«Безусловно, эта идея и инициатива будет оформляться каким-то образом. Я имею ввиду в плане формулирования четких контуров. Речь идет о том, что это огромная, обширная территория в очень важном регионе, и, конечно, маршруты, поставки энергоносителей, газа и так далее чрезвычайно актуальны для этой территории. Там очень разветвленная сеть и, конечно, координация действий — это то, что будет соответствовать интересам всех трех стран упомянутых», — сказал Песков журналистам.

Звучит достаточно пафосно. Неужели Путин с Токаевым решили создать газовый ОПЕК?

— Боюсь, создать «газовый ОПЕК» физически невозможно из-за отсутствия мирового рынка газа, — говорит замгендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов.

— Понимаю, звучит парадоксально, но это факт. Существуют крупные региональные рынки с разными доминирующими системами ценообразования и разными ценами.

В данном случае, я полагаю, речь идёт о координации усилий по развитию поставок в КНР. Через Казахстан и Узбекистан проходит газопровод «Центральная Азия — Китай».

«СП»: — Куда планируется транспортировать российский газ через территорию Казахстана и Узбекистана? В Иран? Пакистан? Или альтернативный маршрут в Европу?

— Иран обладает вторыми по величине запасами газа на планете. Полагаю, ему наш газ не нужен. Но в перспективе Россия и Иран могли бы вдохнуть жизнь в буксующий проект TAPI, предусматривающий строительство газопровода Туркмения — Афганистан — Пакистан — Индия.

«СП»: — По-вашему, необходимость такого союза назрела именно сейчас? Он поможет решить какие-то вопросы, которые иначе не решались?

— Полагаю, стоит дождаться момента, когда президент Казахстана обдумает это предложение, и мы узнаем, в каком направлении тройственный союз будет действовать.

«СП»: — Кстати, Токаев на днях заявлял, что у него с Россией остался ряд нерешённых вопросов, в том числе, в газовой сфере. О каких вопросах речь? И реально ли разрешить разногласия между казахами и узбеками, которые всегда боролись за лидерство в регионе? Узбекистан согласится на участие в этом союзе?

— Узбекистан с Казахстаном как-то сотрудничают в рамках поставок газа в Китай. По поводу нерешённых вопросов между Казахстаном и Россией — затрудняюсь ответить.

— По сути, это еще один вариант перенаправления российского газа, от которого ЕС декларирует отказ, на новые перспективные рынки в средне и долгосрочной перспективе, — уверен заместитель директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач.

— Наряду с «турецким хабом», организацией поставок в Китай по «Силе Сибири-2» и проектами по развитию переработки и использования газа в России.

«СП»: — И куда конкретно пойдет этот газ?

— Думаю, сейчас рассматриваются все опции, включая поставки в Китай, так как, например, и у Узбекистана, и у Казахстана не хватает ресурсов для удовлетворения внутреннего спроса на газ и поддержания экспорта на китайский рынок. Более сложные и долгосрочные опции на южном направлении тоже будут прорабатываться.

Европа в этом контексте, скорее всего, не рассматривается. Этот вариант с лихвой закрывается за счет «турецкого хаба». А строительство инфраструктуры через Каспий, очевидно, не отвечает стратегическим интересам России.

«СП»: — А что насчет спорных вопросов? Они решаемы?

— Разумеется, формат стратегического сотрудничества может помочь и Казахстану, и Узбекистану решить имеющиеся вопросы. Например, казахстанские партнеры давно ищут варианты для газификации северных областей страны, в том числе обращались с соответствующими просьбами к Газпрому о поставках газа из сопредельных российских регионов.

У Ташкента тоже есть стратегический интерес к развитию сотрудничества в торгово-экономической и энергетической сферах. Разумеется, на взаимовыгодной основе. На мой взгляд, там нет непреодолимых разногласий между Ташкентом и Астаной, тем более, при участии Москвы, как связующего звена.

— Судя по всему, пока направление договоренностей только намечено, отсюда и фраза президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева, что «есть вопросы, которые требуют дополнительного согласования и даже переговоров», — отмечает директор по аналитическим проектам Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков.

—  Вице-премьер РФ Александр Новак упоминал некое взаимодействие по экспорту газа на внешние рынки. Но не будем забывать, что сотрудничество между Астаной и Москвой ранее неоднократно упоминалось и в контексте газификации северных и восточных регионов Казахстана. Скажем, в мае 2022 года этот вопрос затрагивался на переговорах между главой Минэнерго Казахстана Болатом Акчулаковым и председателем правления Газпрома Алексеем Миллером. Не исключено, что на нынешних российско-казахстанских переговорах поднимался и вопрос об участии российских компаний в строительстве необходимой инфраструктуры на территории Казахстана.

«СП»: Узбекистан согласится на участие в этом союзе?

— Все-таки Узбекистан с декабря 2020 года имеет статус наблюдателя при ЕАЭС, а в это объединение, как известно, входит и Казахстан. Опять же, элементы конкуренции и взаимодействия в отношениях между государствами не исключают друг друга. Касым-Жомарт Токаев и его узбекистанский коллега Шавкат Мирзиеев довольно активно контактируют, в начале декабря 2022 года ожидается визит главы Казахстана в Ташкент. Поэтому участие этих двух стран в реализации некоего большого проекта, в целом, возможно. Другое дело, насколько такая инициатива будет проработана и действительно отвечать интересам этих стран.

Источник

Оцените статью
Поделиться с друзьями
Бизнес финансы аналитика рынки
Добавить комментарий